От СКЭНАР-сказок - к научным результатам

Наш собеседник - доктор медицинских наук, профессор кафедры скорой неотложной помощи факультета повышения квалификации Ростовского медицинского Университета Александр Викторович Тараканов.

Тараканов Александр Викторович- Анонсируя Вашу персону, мы сознательно упустили ещё одну должность, больничную - заведующий отделом клинической фармакологии. А семантика слова "фармакология" осталась неизмененной со времён первого издания "Словаря Ожегова": "…- наука о лекарственных и других биологически активных веществах и о их действии на организм человека и животного".

Впрочем, и на кафедру скорой помощи Вы перешли лишь 4 года назад. Перешли, к слову сказать, с кафедры клинической фармакологии ... Но так или иначе, а вся Ваша прошлая и настоящая жизнь связана с исследованием особенностей воздействия лекарств на больных людей. Отсюда и тема для разговора: таблетки и СКЭНАР. Разве это не взаимоисключающие друг друга понятия ?

- Разрешите для начала подробнее рассказать о кафедре, где я сейчас работаю, ведь она находится непосредственно на базе больницы скорой помощи. А это больница на тысячу коек со всеми полагающимися отделениями: токсикология, ожоговая, гнойная хирургия, травматология, терапевтическое, кардиологическое, гинекология, нейрореанимация, нейротравма.

Так что в наш медсанбат поступает от ста до трехсот пациентов в сутки. И мой отдел клинической фармакологии состоит из реально практикующих врачей, которые консультируют и помогают в лечении тяжёлобольных. Эта должность даёт мне право вмешиваться в работу любого отделения, ибо непосредственно я подчиняюсь только начмедам. Кафедральные сотрудники такой возможности лишены.

- По-моему, мы уклонились от темы ?

- На мой взгляд, наоборот, приблизились. Запишите в свой блокнот факт № 1: мои доктора, общим числом 3, - все стали работать с аппаратом СКЭНАР. Пометьте для себя в скобках, что это люди, которые учились и учатся для того, чтобы назначать лекарственные препараты. Они же их зачастую сейчас отменяют.

- И чем-то рискуют при этом ?

- Так ведь вся ортодоксальная медицина на этом построена - на препаратах. И попробуйте-ка что-то отменить, а что-то назначить ? В случае ошибки кто отвечает за пациента, и кто будет нести юридическую ответственность ? Лечащий врач !

По этой простой причине при тяжелых быстроразвивающихся инфекциях, крово- и плазмопотерях, ярко выраженных болевых синдромах, кардиогенном шоке - как обойтись одним только СКЭНАРом? Невозможно. Вот мы и пошли по пути разумного применения (или сочетания) СКЭНАР - технологии и медикаментов. И пришли к выводу, что СКЭНАР непременно интегрируется в медицину. И взяли на себя, я считаю, достаточно тяжкий труд доказать статистически, на цифрах, что бывает при обычном лечении, что - с подключением СКЭНАРа, и что - при лечении только СКЭНАРом. Биохимия, иммунология - исследуется всё …

- Всё и вся?

- Мы работаем по нескольким направлениям одновременно. Начали лечить от бессонницы врачей скорой помощи (профессиональное лишение сна затрагивает до шестидесяти процентов медиков!). 40 человек пролечиваем только лекарственными препаратами, которые приняты в мире, а над второй группой работаем уже со СКЭНАРом.

- То есть ведутся реальные научные исследования ?

- Именно так. У меня по этому поводу выполняется кандидатская диссертация с соискательницей - клиническим фармакологом …

- А второе направление ?

- Исследуем некоторые биохимические корреляты при действии СКЭНАРа, при различных патологических процессах. Наблюдаем и пациентов, которых лечим СКЭНАРом у себя в приёмнике от гипертонических кризов, взяли таких целую группу - 20 человек. И убедились, изучая интимные биохимические механизмы, что СКЭНАР реально помогает организму справиться с процессом.

- И кто же Вас, человека с аттестатом профессора по клинической фармакологии, сбил с, казалось бы, проторенного пути ?

- Есть такой человек – Борис Маркович Зайдинер, мы - старые друзья, дай Бог ему здоровья!
Да, я только и делал, что занимался лекарствами. Но лет шесть-семь назад появилось внутреннее ощущение, что жизнь стала не очень-то интересна. Тут-то Борис Маркович и спросил: “А ты вот такой прибор знаешь?” И дал мне телефон Якова Залмановича Гринберга. Вскоре я уже стал работать СКЭНАРом один. А сегодня у нас только в больнице скорой помощи этим прибором 7 человек работают.

- Работают бесплатно ?

- Для пациентов - да. Вся программа финансируется ЗАО «ОКБ «РИТМ». Да и как можно брать деньги с больных, которые к нам, на “скорую”, попадают не по своей воле ? Именно ОКБ «РИТМ» финансирует и зарплату нашим докторам, и научные исследования, и проведение различных анализов.

- Как долго ?

- Уже два года. Пример, считаю, примечательный. Мне кажется, у нас пока очень мало фирм, которые пошли не по пути купли - продажи, а по пути финансирования доказательной части научных разработок.

- А что говорили и думали Ваши коллеги, когда Вы всерьёз стали заниматься СКЭНАР-исследованиями ?

- Посматривали, скажем, так, будто я с этим приборчиком наперевес немножко не в себе. Что только не говорили !

- Обидно было ?

- Их можно понять: суперпрофессионалы, кандидаты наук, врачи высшей категории … Они в своём деле знают практически всё, что можно! И тут вдруг ты крутишь перед их носом невзрачным с виду прибором. Уж они-то имели дело с аппаратурой - монстром ! Но мы действовали тихонько, осторожненько и нагло. Я по гороскопу - Телец, уж если что решил - не свернёшь ! Так что всерьёз воспринимали нас постепенно, прямопропорционально количеству совершённых у всех на глазах маленьких чудес: снять отёк, уменьшить боль, побороться с пролежнями …

- То есть на первом этапе у Вас в БСМП, СКЭНАР пробивал себе дорогу благодаря демонстрации сиюминутных результатов ?

- Именно так. Но чуть позже мы стали работать и с тяжелыми неврологическими спинальными больными с обрывом спинного мозга, с трофическими нарушениями. Мы взяли сразу трёх таких больных, которые пролежали в больнице уже около года. У них отсутствовали движения в руках и ногах, всё это сопровождалось нарушениями тазовых органов и пролежнями разных размеров. По сути они были обречены. В лучшем случае - пожизненная неподвижность. Но мы даже в этих случаях добиваемся отличных результатов ! А уж если брать “свежих” пациентов, сразу после травмы, то это и вовсе благодарная категория. Такие у нас уже ходят - кто с палочкой, кто с костылями, но передвигаются самостоятельно. Правда, и СКЭНАР - терапевту нагрузочка выпадает основательная: это очень тяжёлый и физически, и эмоционально, труд. Речь идёт фактически об эксклюзивном лечении в течение двух- четырёх месяцев, не меньше. Но результат того стоит !
А какой эффект мы получили при лечении ожоговых больных ?! Но об этом - в следующий раз.

Интервью взяла Елена Голованова
Заказать курсовую работу [Титульная] [Содержание] [Предыдущая] [Следующая]
СКЭНАР. Журнал для Вас № 8 (2) 2003 г.
© 2003 РИА «Филантроп»