О генералах и обмороках, о жажде знаний
и недовольстве, о Случае и судьбе или
О том, что зовется "запрет к возврату"
 
 
Леонид Леонидович Зайцев          Леонид Леонидович Зайцев Образование: высшее, в 1980 г. окончил Одесский медицинский институт Должность: начальник медицинской службы Одесского института Сухопутных войск, полковник медслужбы, директор медицинского центра "Милена плюс" Стаж активной работы со СКЭНАРом - 8 лет Адрес: г. Одесса, ул. Атамана Чапыги, 11; тел. 8-048-731-77-65 Жизненное правило, кредо: "Поскольку я и моя жена по гороскопу Обезьяны, один из любимых обоими тостов: "За нашу с тобой непобедимость!" А еще за веру и движение. Моя прабабушка умерла в 104 года и до самого своего конца находилась в непрерывном движении. Никогда не останавливаться - это звучит в нашей семье как девиз и руководство к действию"  
     
       Александр Корнеевич Дитюк Образование: высшее медицинское Должность: помощник командующего Сухопутными войсками Вооруженных Сил Украины (по вопросам охраны здоровья), начальник отдела по вопросам СКЭНАР - здоровья; полковник медицинской службы. Стаж активной работы со СКЭНАРом - 5 лет Место проживания: г. Киев Жизненное правило, кредо: "Иду от символики своего имени, ведь Александр это Защитник. Вот и стараюсь жить по этому принципу. Но ради шутки могу и так сказать: Человек в Красную Книгу не занесен: Смело экспериментируйте!"     Александр Корнеевич Дитюк
     
 

Интервьюировать сразу двоих - с одной стороны, непросто; с другой - азартно. Особенно, если эти двое - не только хорошо и давно знакомы, но и являются единомышленниками. Впрочем, Леонида Зайцева Александр Дитюк считает еще и своим учителем. Итак, знакомьтесь:

"Ты помнишь, как всё начиналось:"?

Леонид Зайцев:

- Еще бы! Помню и как, и когда, ведь именно 1996-й год стал поворотным в моей судьбе. Именно тогда, поддавшись на уговоры своего подчиненного (да и то не с первого раза), я дал себя уговорить и согласился, чтобы он пролечил мне спину СКЭНАРом. Он работал тогда 35-м прибором, поводил им по моей спине, что-то пощипало-покололо - и стало легче. А я в то время серьезно и небезуспешно занимался биоэнергетикой и мануальной терапией и считал, что все в моей судьбе уже предопределено, потому что разбрасываться не люблю. Но, как видите, вышло иначе...

- Почему?

- Уже пройдя несколько школ и поработав прибором 97.4, я убедился, что эффект от СКЭНАРа во много крат сильнее, чем от мануалки или биоэнергетики (хотя и курсы соответствующие, и диплом - все у меня было). Словом, о том, что СКЭНАР даёт куда большую отдачу, я знаю путём сравнительного анализа. СКЭНАР стал моей второй жизнью, главной профессией: Вскоре я заметил, что особенно удачно удавалось справляться с "позвоночными" проблемами: грыжами, остеохондрозами; поддавались лечению гипертония, ожоги, травмы и даже различные патологии внутренних органов. Но так получилось, что постепенно я обрастал все более сложными пациентами, с целым букетом заболеваний, и, затронув одно из них, на нас обрушивался целый шквал последующих.

- Это пугало?

- Это был сложный момент. Нет, не перелом и не слом. Скорее, тупик: мне не хватало знаний. И я продолжал посещать все школы и конференции, пытаясь вникнуть, как можно решать проблемы моих больных в целом, а не частями? Ждал каждого приезда Ревенко. Так хотелось сказать: "Ну, дайте, дайте нам в руки ключик, чтобы можно было что-то ускорить и дальше завести организм!" И он приезжал и говорил: "Вот, кто-то просил меня в прошлый раз дать ему ключик: Так вот он, берите!" И то, что я нарабатывал тогда, и то, что привозил наш Учитель - это было очень содружественно. И, набирая раз за разом все более сложных больных, я нередко консультировался у Ревенко, и обязательно вслед за кажущимся тормозом следовало новое движение...

Александр Дитюк: - А про самого первого своего высокопоставленного пациента не хотите ли рассказать, Леонид Леонидович?

- Первым пролеченным мною генералом оказался мой же начальник института. Тяжелейшая грыжа позвоночника, шейно-грудной отдел; ему уже и палата была приготовлена в нейрохирургии, завтра ложиться надо, а он: "Давай пробовать, потому что операция это гибель, и только один путь остается пистолет в руки". И мы попробовали, и лечились год, все мое время и все мысли были отданы этому, и операция не потребовалась. Получилось! Потом уже лечил главкома Сухопутных войск, начальника штаба: Набивал себе руку - не шишки, заметьте, ошибаться и падать мне было нельзя: слишком высокого ранга были люди, и слишком многое было поставлено на карту: не мог я позволить, чтобы нелепая случайность дискредитировала еще только зарождающееся на Украине СКЭНАР-движение.

И вот за 8 лет активной работы со СКЭНАРом на моем счету только 2 пациента, которые не стали лечиться, т.к. прошли через очень сильные обострения. А все остальные - излечены: И когда они выздоравливали, поднимался мой авторитет и крепла моя вера в СКЭНАР-терапию.

"Стрессо...", или о пользе встряски

Леонид Зайцев:

- Кто-то из иностранных пользователей назвал наш прибор "Стрессо". И, между прочим, ухватил главное: СКЭНАР действительно задает организму встряску даже на уровне одной процедуры.

- Есть яркие примеры?

- Помню одну свою шестидесятидвухлетнюю больную. Обратилась она ко мне по поводу гипертонии, но, как это чаще всего бывает, проблема была куда серьезней. Стоило начать осмотр, как выяснилось: она с пяти (!) лет не может самостоятельно ходить в туалет. Так вот, через 6-7 процедур толстый кишечник заработал, и вот уже три года она ходит в туалет как часы и забыла, что такое клизма! У женщины просто другая жизнь началась: А параллельно мы избавились от болей в почках и в пятке. Ее лечащий врач Юрий Юрьевич, оз накомившись с результатами исследований после наших сеансов СКЭНАР-терапии, был просто ошарашен...

- Бывает ли так, что подобная ошарашенность Ваших коллег способствовала их сознательному приходу к активному использованию СКЭНАРа?

Александр Дитюк:

- Я недаром в самом начале разговора представился учеником Леонида Леонидовича, потому что наблюдал за его работой, еще когда он лечил главкома. Но даже после этого случая я раздумывал и анализировал увиденное еще 6 месяцев, отслеживая параллельно состояние того пациента, к которому приезжал Зайцев. И потому сказанное через полгода по отношению к СКЭНАРу "Да!" было однозначным и взвешенным.

Далее - как у всех: первый прибор, первые школы; и с 2000-го года без СКЭНАРа я себя не представляю и не назначаю своим пациентам таблеток. Еду ли на рыбалку, выезжаю ли на охоту, либо выбираюсь куда-то в город - в кармане у меня обязательно лежит СКЭНАР. Это моя скорая помощь, и все, кого я им лечил, к "нормальной" медицине уже не обращаются. И это - их выбор.

- Не каждому все-таки выпадает такое: лечить действующего главкома, может, расскажете о том случае поподробнее?

Леонид Зайцев:

- Когда меня срочно вызвали в Киев, наш главком Сухопутных войск, генерал-полковник, уже находился на излечении в главном госпитале Министерства обороны. (Добавлю в скобках, что я в то время еще служил в звании подполковника.) Так вот, картина была следующая: он лежал, его тянули подводным вытяжением и оторвали кусочек хрящика, в результате чего образовался секвестр - и ситуация только усугубилась, сделав и без того уже лежачего больного и вовсе неподъемным. А главком, как Вы понимаете, дядька серьезный, и когда меня к нему доставили, в присутствии главного невропатолога, спросил без обиняков: "Что делать-то собираешься?" Вопрос далеко не праздный, поскольку всеобщую растерянность окружавшего его медперсонала он, конечно, уже прекрасно чувствовал.

- И как Вы ответили на это "Что делать?"

- Сказал как думал: "Все препараты отменить одномоментно и лечить только СКЭНАРом". Конечно, риск был огромным. Меня в ответ тоже без обиняков спрашивали: "Да ты представляешь, что будет, если ничего не получится?!" Собрали консилиум: хирург, нейрохирург, невропатолог, главный терапевт, нас, как водится, выставили за дверь. И все же ситуация, вероятно, была настолько безвыходной, что мои условия они приняли, записав, правда, в истории болезни, что "все предыдущие назначения отменены по настоянию врача, который будет проводить СКЭНАР-терапию". И перед самой процедурой уже - еще один жесткий вопрос: "Сегодня понедельник. Когда намерены достичь каких-то результатов?" "До конца недели, говорю главкому, Вы уедете домой". Вот это был шок! Ведь чем я владел в то время? Своим авторитетом врача да маленьким приборчиком: На это заявление один лишь главный невропатолог вслух отреагировал: "Ну, если ты его поднимешь, я перед тобой растопчу свою фуражку:"

- Насколько можно предположить по Вашему процветающему виду, ближе к пятнице главком действительно отправился домой?

Александр Дитюк:

- Вот именно! И мы, довольные, идем по коридору, а навстречу - конечно, невропатолог. "Ну что, спрашиваю его, ты как раз новую фуражку получил для того, видно, чтоб перед Зайцевым ее снять?" - "Хлопцы, пойдем-ка лучше выпьем", - только и нашелся он в ответ...

- И все же вернемся к понятию "стрессо". Не помните, когда сами испытали самую что ни на есть настоящую встряску?

Леонид Зайцев:

- После того как я удачно пролечил одного генерал-полковника, у которого после наших сеансов из восьми грыж осталась одна, что было подтверждено результатами резонансной томографии, он доверил мне ни много ни мало - свою дочь. И этот случай - самый яркий пример встряски, которую только может дать СКЭНАР обеим сторонам. Я поясню. Девушку преследовали огромные проблемы со щитовидкой. Но она так активно шла на лечение, так верила в возможный результат, что он не замедлил сказаться. Как-то, во время одной из процедур, она просто медленно сползла со стула.

Короче, хлопнулась в обморок - так великолепно и остро реагировал на СКЭНАР ее организм. Но, радуясь этой ее встряске, я и сам одновременно эмоционально вздрогнул. И, как только она пришла в себя, первым делом спросила: "Послушай, а папа дома? А то ведь зайдет - увидит - уволит!" Если же говорить серьезно, то уже через 15 процедур она похвасталась: "Я теперь все ем, даже тортики!" Эти эмоции, вероятно, понять могут лишь те, кто годами чего-то был лишен. Она и сегодня абсолютно здорова, родила ребенка (хотя и это было в свое время под запретом!), работает гинекологом в госпитале. Словом, все сложилось, и потому, видимо, очень мне запомнилось: когда видишь подобный эффект и понимаешь свою к нему сопричастность - ощущение возникает непередаваемое.

Александр Дитюк:

- Маленькая ремарка: женщины вообще поддаются СКЭНАР-терапии лучше, чем мужчины. Особенно те, которые не курят и не пьют!

"Разрешите, товарищ генерал..."

- К чему должен быть готов СКЭНАР-терапевт, пациентом которого стало весьма высокопоставленное лицо?

Леонид Зайцев:

- Лечить людей такого ранга, безусловно, сложнее, и надо быть готовым в какой-то момент: поменяться ролями! Ведь диктовать условия на данный период будет уже не он, генерал или гендиректор, а СКЭНАР - терапевт, который взял на себя большую ответственность за вверенные ему жизнь и здоровье. Был, к примеру, в моей практике и такой случай. Однажды пришли и сказали: "Будешь лечить командующего". И мало того что о нем слава, как о грозном военачальнике шла, так еще и до меня уже его пытался лечить СКЭНАРом невропатолог.

И уж если принято решение поменять коней на переправе, значит, не срослось... Так что когда зашел к нему, определенный мандраж присутствовал! Но, во-первых, в своих знаниях я тоже уверен был, а во-вторых, во время самой процедуры все страхи сами собой куда-то растворились. И стоило только мне выключить СКЭНАР, как командующий произносит: "А-а, теперь я понял, ты-таки меня лечишь, а то ж они меня шарлатанили! Так лечить и шарлатанить, оказывается, разные вещи!" (До Л. Зайцева пациенту просто приставляли прибор туда, где он чувствовал боль, и держали его в этом положении в течение 10 минут. - Ред.) Так что после первой же процедуры, как только пациент мне поверил, вся высокопоставленность ушла. Он понял: перед ним специалист, и сразу стал обычным человеком.

В другом качестве

- Считаете ли Вы поступательным развитие СКЭНАР-движения на Украине?

Александр Дитюк:

- Безусловно. Хотя определенная белая зависть к достижениям наших российских коллег все же присутствует. Мы еще и не мечтаем даже о СКЭНАР-терапии при службах скорой помощи, а вы уже начинаете делать какие-то шаги в этом направлении! Хотя и у нас уже очень много толковых докторов, прошедших СКЭНАР-школы и точно осознающих, что будущее - именно за этой безъинъекционной и безтаблеточной медициной!

Леонид Зайцев:

- СКЭНАР на Украине начался с Одессы. Помню некоторое свое недоумение, когда на СКЭНАР-школах сидели за соседними партами не столько врачи, сколько домохозяйки, химики, инженеры. Причем, что казалось тогда удивительным, результатов они достигали быстрее, чем профессиональные медики. Потому что делали лишь то, что им диктовали. Мы же сразу начинали преломлять полученные знания с точки зрения традиций, и отойти от этого было очень нелегко. Помню, как сидел дома ночами, пытаясь дойти до самой сути...

Думаю, тот бум уже позади. СКЭНАР-аудитория стала более точной, что ли. В ее кругу все больше медсестер и врачей, а те, кого случайно занес ветер всеобщих перемен, потихоньку рассеялись. Врачеватели-сантехники, как я их называю, если и лечат до сих пор кого-то, то на подпольном уровне и исключительно - своих знакомых. Те же, кто сумел пережить и быстрый успех, и неизбежно последовавший за ним надлом, т.к. всем нам не хватало новых знаний, - эти люди, оставшись верными СКЭНАРу, продолжали стремиться к совершенствованию и развитию. И стали настоящими профессионалами, которые занимаются СКЭНАРом по призванию. Так что у нас, считаю, новая качественная волна. И это касается не только Одессы. Круги пошли в Киев, Донецк, Днепропетровск, Харьков, Запорожье, Львов...

warman_3.jpg (19427 bytes)

- Вы стараетесь не пропускать ни одной из проходящих СКЭНАР-конференций. Неужели не слышали ни от кого: "И зачем туда ехать?! Из года в год одно и то же. Я знаю все!" Причем говорят это люди, имеющие куда меньший СКЭНАР-стаж, чем Вы. Не обидно?

Леонид Зайцев:

- Разве что за них и их пациентов. Как объяснить, что жизнь не останавливается? И что проблемы человека не имеют границ? Ведь даже умея справляться со сложными случаями, всегда остается стремление научиться делать это быстрее или менее затратно и для больного, и для себя. А для всего этого нужны новые знания, иначе так и будешь топтаться на прежнем уровне. И те, кто уже не ждут ничего нового, ставят диагноз прежде всего себе: это у них - статика. Это им не о чем рассказать и поделиться, не о чем даже спросить! Сожалею: Мне лично такие встречи нужны как воздух. Хотя, было время, я и сам уже экспериментировал, и свои создавал методики, и показывал их Ревенко, и получал от него одобрение. И каждая такая встреча дает тебе в руки какой-то новый инструмент, придает всему изюминку и неизменно добавляет уверенности, что ты точно решишь все, что задумал. Ты справишься, потому что знаешь как.

Александр Дитюк:

- Стоит ли напоминать о том, какая это роскошь - общение? Ведь как нет двух одинаковых людей, так и нет шаблонов в лечении СКЭНАР-терапией. Об этом же нам не устает говорить и Александр Николаевич. Помните, как звучит эта мысль у Ревенко: "Если ты сделал "Три дорожки" в системе "выше", то следующим этапом должны стать "Три дорожки все выше", ну а после них - "Три дорожки в стереогнозе"". И когда один или два раза в год я приезжаю на конференции, то едва могу дождаться того момента, той минутки, чтобы сесть с Леней напротив друг друга и сказать: "Знаешь, я это делал так, но что-то у меня не задалось:" И он обязательно что-то откорректирует, потому что его 8 лет практики и мои 4 года - это две большие разницы! А я, конечно же, стремлюсь эту разницу сокращать. И потому всегда знаю, какую информацию мне непременно надо от него получить, чтобы и самому уверенно стоять на двух ногах, и больным своим облегчить жизнь. У нас в Киеве школы прошли около сорока СКЭНАРистов, и, надеюсь, это только начало.

"Цифровые методики? Вот это был шок!"

Какое из последних событий СКЭНАР-жизни всерьез Вас обрадовало и стало открытием?

Александр Дитюк:

- Издание двухтомника Александра Николаевича! (И показывает два поднятых вверх больших пальца. - Ред.) Вы и представить себе не можете, как долго мы их ждали. Помню, даже собирались как-то в Киеве у Людмилы Федоровны Супрун, сами пытались что-то обобщить и написать методики, а тут - такой подарок!

Леонид Зайцев:

- По силе испытанных эмоций это напоминает мне те дни, когда Ревенко впервые привез цифровые методики. Мне казалось тогда: жизнь расцвела! И какие великолепные пошли результаты: Но нам ведь все мало: чуть время прошло, и опять приставать начали: нет ли чего-нибудь новенького?! Помню, как все пытал его: когда, в каких случаях применять методику "стереогноз"? А он говорит: "Всегда! Смотрите как". Или его опыт, или наш - это несравнимо. Но нам все равно уже хочется, как он.

- Получается?

Александр Дитюк:

- У меня, к примеру, получилось отойти от стереотипа. Сегодня и самому забавно вспоминать, как я, бывало, приставал к Леониду Леонидовичу: "А что ты сегодня будешь делать? Какую намерен применять методику?" И он мне отвечал: "Не знаю". Вот и я на данном этапе достиг такой ступени, что прихожу к больному без готового "рецепта". Я знаю, что буду определять ход своих действий в зависимости от его жалоб, его самочувствия, его отношения к своему здоровью. Я дорос до того, чтобы каждый свой СКЭНАР-шаг делать на основе определенного анализа, думая, что конкретно и почему можно применить в данном случае. И полученный результат все эти усилия оправдывает.

- Хоть и говорят "не сотвори себе кумира", но все же встречи с кем из СКЭНАР-терапевтов Вы ждете с особым нетерпением? Кто пользуется безусловным авторитетом?

Леонид Зайцев:

- Я всегда жду Ревенко. Я его как-то чувствую даже и заранее знаю, что гарантированно услышу от него именно то, что мне необходимо и чего я жду. Вот такое ощущение. Иногда прошу, и настойчиво: "Дайте другие методики, те, о которых пока "молчите", или "Прочитайте такую-то школу!" А он - в ответ: нет, не доросли, мол, нет у вас еще запрета к возврату!

- Переведете?

- Я это понимаю так: не уверен, что Вы идете только со СКЭНАРом. Он еще не стал Вашей идеологией. И лишь вскользь, лишь намеком, но даст какую-то канву. И это как бы невзначай брошенное зерно все равно дает плоды, ты сам начинаешь искать: где же то, о чем он говорит? В какой раковине спряталось? И даже если не находишь ответа - остается надежда, что это еще впереди. И, безусловно, мне всегда очень важно знать его мнение. Потому что вера в него - абсолютна.

Он, правда, от сантиментов далек: "Учитель тогда хорош, когда ученики его превзошли". И мы стараемся хотя бы поспевать за ним, ведь возможности СКЭНАРа еще далеко не исчерпаны, и Ревенко, молодец, и сам все время вперед движется, и нас за собой тянет. Так что я на него ходил, хожу и ходить буду. Что же касается других: Не то что бы я им не верю, нет. Но я вообще люблю знать одного. И если ты веришь ему, то должен, слушая его, работать сам. А всех не переслушать.

Александр Дитюк:

- Всегда жду встречи и с Александром Николаевичем, и с Галиной Субботиной - это тоже очень грамотный и знающий человек, от которого можно почерпнуть массу нового. Всегда интересно пообщаться с господином Таракановым, с Наташей Лойко. Я ведь на 3-4 головы от них еще отстаю...

 
     
 

"Я сделал для себя очень хороший вывод. Если у больного одна проблема ее можно решить за 3-5 процедур на несколько лет. А вот если этих проблем много потянется все, как клубок ниток, и ничего ты не сделаешь до тех пор, пока не доберешься до первоисточника".

Леонид Зайцев

 
     
 

"СКЭНАР-терапия медицина будущего, это однозначно. Судите сами, что лучше: принять лечение СКЭНАРом или ввести тот же диклофенак, который так и норовит ударить по печенке и кулаком, и ногой?!"

Александр Дитюк

 
     
 

"Попробуйте полюбить СКЭНАР искренно, самозабвенно. Но при этом всегда помните о двух сопутствующих вещах: стремитесь к знаниям и ничего не бойтесь! Это основное. Тогда и умение, и больные, и их количество, и твои победы над: это все приложится".

Леонид Зайцев

 
     
     
Беседу вела Елена Голованова
 
 
Заказать курсовую работу [Титульная] [Содержание] [Предыдущая] [Следующая]
СКЭНАР. Журнал для Вас № (1/10) 2005 г.
© 2005 ИД «Филантроп»